Любителям честной фотографии посвящается

История этой статьи началась с записи в блоге замечательного фотографа Павла Косенко. Тема показалась нам столь интересной, что мы попросили у автора разрешения на ее публикацию на нашем сайте. Свое добро Павел дал, а попутно немного переработал статью с учетом «корректности ряда формулировок». И вот предлагаем вашему вниманию вторую редакцию заметки «Любителям честной фотографии посвящается». Как говорится, специально для DeepApple.com.

Слева изображение в том виде, каким его зафиксировала наша фотокамера и воспроизвёл монитор. Оно получено из Raw-файла, сконвертированного с гаммой 1.0 без какой-либо коррекции, кроме приведения баланса белого. Это изображение (насколько это вообще возможно) максимально точно воспроизводит тот сигнал, который приходит на сетчатку нашего глаза при одномоментном взгляде на реальную сцену. Мы поместили его в другое окружение, в данном случае — на белый фон вашего монитора.

Логично предположить, что если мы достоверно воспроизводим сцену, которая находилась перед глазами зрителя, то вы увидите тоже самое, что видели бы в жизни, если бы находились перед реальной сценой в момент съёмки. Однако мы знаем, что это не совсем так. Тем не менее, изображение слева более-менее честно отражает то, что существовало в реальности. Хочу обратиться с вопросом к тем, кто любит, чтобы на фото было всё «как в жизни»: устраивает ли вас такое изображение? Вы стремитесь к чему-то подобному?

Давайте теперь рассмотрим по условиям восприятия. Предлагаю провести следующий эксперимент. Из плотной тёмной бумаги скрутите трубу и посмотрите на изображение слева, максимальным образом исключив воздействие окружения. Чтобы это было проще сделать, ниже привожу эту же картинку на чёрном фоне.

Как видите, после 10-20 секундной адаптации фотография начинает выглядеть значительно лучше. Контрастнее, появляется объёмный свето-теневой рисунок на горах, вершины начинают играть алым закатным светом. Этот феномен восприятия давно известен уже не только учёным.

Чтобы мы смогли донести до зрителя красоту сцены, хотим мы этого или нет, нам придётся что-то сделать с картинкой слева, чтобы привести её к какому-то более привычному для восприятия виду. Другими словами, придётся обработать исходное линейное изображение под некоторые средние условия просмотра. А как только мы начинаем это делать, мы автоматически переходим от задачи регистрации/воспроизведения реальности к авторской интерпретации.

Мой вариант обработки (в данном случае под воспроизведение на усреднённом sRGB-мониторе) представлен справа. Вы можете согласиться с этим вариантом, а можете предложить что-то другое на свой вкус. В рамках вопросов, рассматриваемых в данной статье, это не имеет значения. Ваша обработка наверняка будет другой, но какой бы она не была, в этот момент становится уже невозможно говорить о какой-либо «честности» или «точности» воспроизведения исходного сигнала.

В принципе можно обработать картинку слева какими-то стандартным алгоритмами. Оставляя в стороне вопросы эффективности и качества таких алгоритмов, можно упомянуть те варианты, которые в первую очередь приходят в голову:

  1. Воспользоваться JPEG-файлом, который дает цифровая камера.
  2. Воспользоваться установками по умолчанию в процессе конвертации raw-файла.
  3. Снять всё на плёнку (плёнка содержит в себе результат определённой обработки исходно линейно-регистрируемого сигнала).
  4. Воспользоваться пресетами/шаблонами в программах конвертации и обработки.

Какой бы вариант мы не выбрали, пусть даже самый простой, важно понимать, что такая обработка всё равно будет авторской, потому что именно автор выбирает метод обработки и определяет, устраивает или не устраивает его результат автоматической коррекции, и автор же выбирает плёнку под конкретный сюжет, освещение и прочие условия.

Если вы думаете, что не обрабатываете фотографии, отправляя на печать JPEG-файл, который дает цифровая камера, то все равно обработка происходит. В этом случае вы просто доверяете ее скромным мозгам камеры и оцениваете результат. Если он вам нравится, значит вас устраивает автоматическая обработка, не более того. Если вы снимаете на плёнку, то вы доверяете обработку эмульсии, а точнее, тем специалистам (художникам, искусствоведам, инженерам по цвету), которые её разработали. Обработка на уровне эмульсии плёнки, как правило, более выраженная и явная, чем автоматическая обработка процессором цифровой камеры. Цвета на плёночной фотографии часто получаются искажёнными, смещёнными, разбалансироваными, но обычно они нравятся. Это связано тем, что в обработку плёнкой заложены определённые художественные и эстетические знания о цвете (подробнее об этом можно почитать у Роберта Ханта в его книге «Цветовоспроизведение»).

До сих пор речь шла в основном об особенностях нашего восприятия. На следующих этапах погружения в задачи обработки начинается ещё более интересное: сознательная авторская интерпретация. Здесь уже можно и нужно говорить об эстетике и о художественных задачах арт-фотографии, в которые фиксация и передача действительности никогда не входила. Но это уже совсем другой разговор. В рамках этой статьи позвольте лишь привести вам несколько цитат на эту тему:

«Одна из самых больших ошибок, которую может сделать фотограф — это надеяться, что его фотография будет похожа на реальный мир. Если мы ограничиваем своё воображение реальным миром, мы будем вечно пытаться скопировать его красоту, но никогда не сможем сделать ничего большего». Гэлен Роувелл.

«Действительно, чрезмерно яркая расцветка почти всегда кажется привлекательнее, чем абсолютно точные цвета, нельзя также скрыть того факта, что многие из тех, кто получает удовольствие, разглядывая модифицированные и преувеличенные цвета на картине, не будут испытывать того же удовольствия при виде реальных объектов, поскольку естественные вариации цвета, преувеличиваемые художниками, недостаточно броские, чтобы произвести такое же впечатление. Как бы там ни было, наша жажда к поражающим воображение, волнующим цветам по сути своей аналогична нашей склонности ожидать необыкновенного вкуса от того, что мы едим и пьем; и это согласуется с упомянутым мною ранее сравнением между удовольствием, которое мы испытываем от вида ярких цветов (не беря во внимание остальные характеристики объекта, представляющего эти цвета), и отрадным чувством, которое доставляет нам приятный вкус». Шеврель, 1839 год.

«Цветом называется то ощущение, которое возникает в результате передачи соответствующих внешних раздражений, вызванных светом, — через посредство глаза — в мозг... Мы должны поэтому раз и навсегда принять к сведению, что словом «цвет» обозначается определенный класс психических переживаний, именно те переживания, которые возникают у нас обычно благодаря раздражению глаза лучистой энергией или светом». Оствальд В. Цветоведение. М.; Л., 1926 С. 16.

«Я верю в то, что творческий взгляд будет продолжать существовать, какие бы инновации не внедрялись в технике». Ансель Адамс, 1983.

«Камера — это такой прибор, который обучает людей как надо видеть без камеры». Дороти Ланг.

«Хотя часть фотографий просто рассказывает нам то, что мы видим глазами, другие — показывают нам, как мало мы видим своими глазами.» Дороти Ланг.

«Все фотографии очень точны, но ни одна из них не воспроизводит правду». Ричард Аведон.

«You don't take a photograph, you make it.» Ansel Adams.

А вот иллюстрация к вопросу о том, обрабатывали ли фотографии в плёночные времена. Ниже приведена копия инструкций, которые Ричард Аведон (1923-2004) оставил своему печатнику, чтобы тот осветлил или притемнил различные части изображения при печати и проявке:

Ну и напоследок, в качестве общих соображений о «честности» изобразительного искусства, отзыв В.Д. Поленова о картине «Капуста» В.Е. Борисова-Мусатова.

«Вот вам, кстати, и кусок живой природы. Почему — живой? Потому, что осмыслен живописно, а не просто «передан»: неба-то нет, не видать его, а цвет его на всем отражен. И погода, и состояние дня, все тут — в голубизне зелени, в тоне фиолетовых стволов... В светло-сиреневом заметьте — а не глухом коричневом! тоне земли, написанной на свету! Вот это уже и есть пленэрное, а не «предметное» представление, это уже — живописная правда!»

P.S. Большое спасибо за помощь в создании этой версии статьи моему другу Андрею Зейгарнику.

Источник: Павел Косенко